Назад к списку

Наконец сняли правду: разбираем оскароносный фильм про трансгендерную женщину

Текст 

Иллюстрации 

«Фантастическая женщина» Себастьяна Лелио — фильм, который завоевал ряд престижных наград, в том числе Оскар за лучший фильм на иностранном языке в 2018 году. Трансгендерную героиню, которую зовут Марину Видаль, в нём играет трансгендерная женщина, Даниэла Вега.  


Ужимки и мужской голос: как выглядели образы трансгендерных женщин 

Как правило, на роль трансгендерных женщин до самого последнего времени брали цисгендерных мужчин. Причём это происходило вне зависимости от того, показывались ли героини в период до перехода, на стадии перехода или после него. Были редкие исключения, вроде фильма «Трансамерика» и сериала «Hit & Miss», когда на роль трансгендерных героинь брали цисгендерных женщин. Однако самих трансгендерных женщин на такие роли брали крайне редко. 

Проблема здесь не только в дискриминации трансгендерных актрис, но и в том, что зачастую реальных трансгендерных женщин изображали далеко не такими, какими они были в действительности. Так, Кэнди Дарлинг, одна из героинь фильма Мэри Херрон «Я стреляла в Энди Уорхола», в реальности говорила женским голосом и имела высокий уровень пасса (способности сойти за цисгендерную женщину). В фильме же у неё внешность кроссдрессера, стереотипные ужимки и манерный мужской голос. Та же участь постигла Кальпернию Аддамс из фильма Фрэнка Пирсона «Солдатская девушка». В таких фильмах чувствуется: актёр-мужчина изображает стереотипы о женщинах, а не страдания трансгендерного человека, которому некомфортно в собственном теле. 

Новая трансфобия 

Образ Расти из фильма «Без изъяна» Джоэла Шумахера получился ещё более нарочитым, неправдоподобным и вычурным. В данном случае вообще не ясно, кого стремились изобразить авторы: трансгендерную женщину либо трансвестита, пытающегося выдавать себя за трансгендерную женщину. Подобные фильмы подкрепляют новую, уже не традиционалистического типа трансфобию: обвинения трансгендеров в поддержке гендерных стереотипов, в желании делать переход из-за них. Люди, испытывающие гендерную дисфорию, не вызывали сочувствия, поскольку создатели фильмов стремились сделать их образы развлекательными, гротескными, неглубокими. 

Настоящее детство 

Были, конечно, и исключения. Так, фильм «Моя жизнь в розовом цвете» изобразил жизнь семилетней транс*-девочки не как забавную диковинку, а как страдание. В игре маленького Жоржа Дю Френа мы видим и боль, и обиду на этот мир, и наивные детские мечты о том, что всё-таки можно выпросить нужную хромосому у мамы. Этот фильм изображал детство трансгендерного ребёнка адекватно. 

Героиня фильма «Моя жизнь в розовом цвете» была трансгендерной девочкой, но есть еще и небинарные идентичности. Она любила платья и другие вещи, которые традиционно связывают с образом девочки, но не все трансгендерные люди соответствуют таким представлениям. К сожалению, репрезентация менее привычных идентичностей пока все еще слаба. 

Марина Видаль – фантастически реальная женщина 

«Фантастическая женщина» вышла весьма кстати, когда обвинения в поддержке трансгендерами гендерных стереотипов, в первую очередь звучащие от транс-эксклюзивных радикальных феминисток, вошли в своеобразный тренд. В образе Марины Видаль мы не видим стереотипную женщину. Мы видим, прежде всего, живого человека. Она не ограничивает себя гендерными рамками: Марина и носит платья, и учится боксировать.

Когда Марина заявляет трансфобному сыну своего умершего возлюбленного «я то же, что и ты», она подчёркивает, что самая главная наша идентичность – человек. Она не стремится никого осуждать и воспитывать – просто хочет человеческого отношения, нормальной жизни, возможности попрощаться с любимым человеком, безопасности. 

Но этой простой человеческой жизни она не получает. После смерти возлюбленного Орландо у Марины остается только одно близкое существо – её собака. Героиня глубоко одинока. Даже общение с сестрой дается тяжело, хоть та и не проявляет открытой трансфобии. 

Настоящее время 

Создатели позволяют зрителю предполагать и додумывать: фильм изображает жизнь героини в ближайшие дни после трагической смерти её любовника. Марина Видаль не вспоминает прошлое, не думает о далёком будущем.

Фильм изображает то, с чем сталкивается трансгендерная женщина, не сменившая мужские документы (сделала ли она операцию, зрителю умышленно не говорят) в конкретной жизненной ситуации: потеря любимого человека. Такая потеря для любого станет сильным ударом, но многие получат поддержку. Только не трансгендерная женщина Марина Видаль. 

Марину называют мужским именем из прошлой жизни, не пускают на похороны, оскорбляют, в конце концов, у нее крадут даже любимую собаку. Но героиня не ломается. Она продолжает посещать уроки лирического пения и выступать. 

Неснятые истории 

«Фантастическая женщина» – большой шаг вперёд. Фильм предлагает новый способ смотреть, новый способ рассказывать историю – не диковинки, но человека. 

При этом хочется, чтобы история Марины не стала прототипом для множества копий. Если подобных фильмов будет много, мы просто создадим новое клише, забудем про другие опыты, про другие изобразительные возможности кино. 

Небинарность, детство трансгендерных людей, получение разрешения на переход, конфликты внутри трансгендерного сообщества – обо всем этом кинематограф практически не рассказывает. 

Появление стереотипов – большая опасность для искусства и реальных людей. Пока создатели фильмов берут готовые шаблоны и боятся от них отойти, мы получаем скучные картины, которые лгут о реальности. 

Пришло время новых историй. Пришло время поиска.